triboona.ru - cвободная трибуна регистрация или войти с помощью добавить в избранное

Раис Сулейманов: «Нурлаты» повторятся у нас в ближайшее время не один раз. Попомните мое слово»

Новости 15 августа 2013, Елена Чеснокова 179190
Исламовед о «чайной дипломатии» нового муфтия и наглости мигрантов
Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ рассказал «Свободной трибуне», почему Илдус Файзов ушел в отставку, как формируется ваххабитское лобби Татарстана, а также почему молодые мусульмане ударяются в радикальный ислам, приезжие с Кавказа не хотят интегрироваться, а власти перенимают антимигрантскую риторику Навального. 

— В последнее время вы неоднократно говорили о том, что в мусульманском духовенстве Татарстана существует раскол на сторонников традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба и тех, кто в той или иной степени сочувствует радикалам (ваххабитам, Хизб-ут-Тахрир и др.). Чем опасна такая ситуация для мусульман в частности и для всех жителей республики в целом?


— Опасна в первую очередь тем, с чем мы столкнулись в прошлом году: терактами. Любая радикальная идеология предполагает некое физическое публичное проявление, которое выражается в насилии. В качестве аргумента в сложившемся противостоянии радикалы выбирают самый легкий способ: физическое устранение соперника. Казалось бы, в прошлом 2012 году убили всего одного человека, Валиуллу Якупова, но удар был нанесен очень мощный — по идеологу, который мог аргументированно спорить, отстаивать ценность традиционного ислама и часто  оказывался умнее оппонентов. Теперь возразить им больше практически некому, и мы видим, что на этом поле традиционного мусульманского духовенства  не осталось того, кто не боится и не стесняется вступать в дискуссию. Многие отсиживаются и помалкивают — боятся стать следующими.  


у нее есть бонус лишь в краткосрочной перспективе — до следующего теракта, стратегически —  это проигрыш


— По вашему мнению, какую позицию в сложившемся противостоянии займет новый муфтий Камиль Самигуллин?


— Если при Ильдусе Файзове до марта 2013 года была очень четкая установка на противостояние радикалам, то с приходом Камиля Самигуллина, перед которым местные власти поставил задачу хорошо провести Универсиаду, перешли к политике переговоров и компромиссов. Об этом говорит его знаменитое заявление «любой вопрос мы сможем решить за чашкой чая». Ваххабитское сообщество стали условно делить на две группы: на умеренных и радикалов. Понятно, что с радикалами как с больными, по сути, людьми не получится договориться  — с ними нужно бороться только силовыми методами. А вот умеренных можно попытаться частично интегрировать в  Духовное управление мусульман (далее — ДУМ), что Самигуллин и сделал. Сегодня в Совете улемов ДУМ РТ (совет мусульманских ученых) три радикала — Равиль Бикбаев, Джалиль Халирахманов и Булат Мулюков. Причем, последнему доверили заниматься вопросами исламской экономики. Такова «чайная дипломатия» нового муфтия. 

 
Эта тактика дала эффект на время Универсиады. Но у нее есть бонус лишь в краткосрочной перспективе — до следующего теракта, стратегически —  это проигрыш. В глазах ваххабитов, как любых радикалов, все уступки по отношению к ним выглядят как проявление вашей слабости. Уверен, что сам новый муфтий это понимает. 
 

— Кстати, об Универсиаде. Как вы считаете, все действительно было спокойно, или просто хорошо сработали службы безопасности?

— Безопасность действительно была на высоком уровне. Но вылазки были: по центральной улице Баумана ходили члены организации Хизб-ут-Тахрир в футболках с надписью «Я хочу жить в халифате», был задержан и активист Тауфик Васильев, ему дали 10 суток. Агитация велась на Сабантуе в поселке Мирный — просили денег «братьям» на Сирию. Несколько человек вели агитацию на тему халифата в общежитиях и гостиницах среди волонтеров и гостей Универсиады. И все же силовики все сделали правильно в плане безопасности, я им даю очень высокую оценку.

 

— Как вы оцениваете Самигуллина в качестве нового муфтия Татарстана? Существует мнение, что ДУМ просто выгоден был молодой и неопытный человек на этой должности, чтобы на него можно было легко влиять.

—Когда было принято решение, что Файзов уйдет (хотя я, например, был противником такой перестановки и говорил, что если уход — только после Универсиады), обсуждалось несколько кандидатур. Из них было три «варяга» — кандидаты не из Татарстана. Это муфтий Чувашии Альбир Кырганов, муфтий Ханты-Мансийского округа Тагир Саматов и имам соборной Самарской мечети Иршат Сафин. Также рассматривались три местные кандидатуры — Ильдар Баязитов из казанской мечети «Сулейман», Рустам Батров, он тогда был председателем совета улемов ДУМ РТ, и, собственно, Камиль Самигуллин, как менее популярный вариант.

 

«Варягов» отмели сразу. Больше всех бонусов было у Ильдара Баязитова как у создателя центра помощи слепым, человека, занимающегося социальными проектами. Но сам Баязитов чудовищно косноязычен, редко выступает с проповедями даже в своей мечети. Тем более, он больше был заинтересован в том, чтобы заниматься хозяйственной деятельностью по строительству новой мечети в Кировском районе Казани. У Рустама Батрова тоже нашелся существенный недостаток: он не знает татарского языка, очень, кстати, переживает по этому поводу. Остался только Самигуллин. Конечно, смущало, что ему лишь исполнялось 28 лет, плюс турецкое прошлое — он обучался в очень консервативном турецком учебном заведении, слушал лекции Ахмеда Джубелли, который в свое время поддерживал чеченских боевиков. Еще у него размещены проповеди в социальных сетях, его псевдоним — Абу Ахмад Казани. Там были, надо сказать, очень странные вещи, в частности, он заявлял, что шахматы — это харам. Но, несмотря на все это, выбрали его.


светская власть вмешивается в религиозную жизнь общества во всех странах, другой вопрос — степень вмешательства


— То есть, в муфтият спустили единственную кандидатуру? Получается, выборы муфтия — фикция?


— Де-факто — да. Стоял лишь вопрос: кто будет формальными его оппонентами? Надо отдать должное, две остальные альтернативные кандидатуры заявились по собственному желанию, без какого-то согласования и указания «сверху».  Это Харис Салихжан, 86-летний ветеран Великой Отечественной войны, и 44-летний мусульманский богослов Фарид Салман. Хотя была интрига с якобы выдвижением от группы казанских имамов Мансура Джалялетдинова, имама мечети «Марджани», но до реальной подачи заявки дело не дошло. Вопрос был уже решенный. В самом начале съезда мусульман Татарстана спросили — кто голосует за Самигуллина? Все подняли руки, и дальше не имело смысла голосовать.


— Значит, можно сказать, что вмешательство светской власти в дела мусульманского духовенства республики — регулярная практика? 


— Ничего плохого в этом не вижу. Не надо думать, что все соблюдают 14 статью Конституции России, в которой прописано, что религиозные объединения отделены от государства. Светская власть вмешивается в религиозную жизнь общества во всех странах, другой вопрос — степень вмешательства. Муфтият Татарстана изначально создавался в 1992 году под контролем властей. Окончательно контроль был установлен в 1998 году, когда номинально в республике было два муфтията, один из которых возглавлял муфтий-националист Габдулла Галиуллин, имам казанской мечети «Нурулла», вторым руководил Фарид Салман, очень адекватный человек, который подчинялся Талгату Таджуддину, верховному муфтию России, находящемуся в Уфе.

 

Получалось, что какие-то мечети подчинялись одному муфтию, какие-то — другому. Такой раскол власть не устраивал, и в феврале 1998 года прошел объединительный съезд, на котором выбрали Гусмана Исхакова. Он полностью удовлетворял правительство, выступал с его позиций, знал, где надо польстить, соблюдал пиетет к Минтимеру Шаймиеву, поэтому в его деятельность особо не вмешивались. И именно он поставил на поток  интеграцию в местное духовенство зарубежных религиозных деятелей. 


— Как это происходило?

— Эмиссары спокойно существовали в Татарстане с начала 1990-х: в 1991 году в Казань приехал Байтулла Ямак, турецкий нурсист, потом зачастили арабские проповедники, стали приезжать пакистанцы. Все это никак не контролировалось, пока в 1999-м не началась Вторая чеченская война и не стало известно, что студенты местных медресе воюют на стороне боевиков. Первого декабря 1999 года произошел первый в республике теракт — взрыв газопровода на границе Татарстана с Кировской областью. Власти начали что-то подозревать, но Исхаков пошел на хитрость: сказал эмиссарам из арабских стран, чтобы они действовали не подпольно, а через него. Он придавал законный статус арабским проповедникам, давал им свидетельства. 

 
Яркий пример — экстремистская агитация ливанского араба, духовного лидера «Братьев-мусульман» в Татарстане, Камаля аль-Занта, который выступал как сотрудник Отдела пропаганды ДУМ РТ. И ко второй половине 2000-х годов стало окончательно ясно, что позиция Гусмана Исхакова ведет к дальнейшему распространению ваххабизма. Силовики и эксперты первыми забили тревогу, но проблема в том, что силовики в Татарстане вынуждены все согласовать с местной политической властью, а она руководствуется вопросами имиджа, положительного образа региона.
 
Признание наличия мусульман-радикалов наносит удар по этому имиджу, поэтому действия силовиков часто тормозились. В ноябре 2010 года произошли известные события, получившие название «нурлатский синдром», связанные с деятельностью боевиков в Нурлатском районе Татарстана. Выяснилось, что в республике существует  лесное подполье по типу северокавказского со своим стационарным военно-тренировочным лагерем. Все думали, что Исхаков это осудит, но он начал намекать, что это «дело рук Москвы»  (совершенно непонятно было, к чему это), говорить, что это просто безобидные ребята, «невинные жертвы российского беззакония», и их неправильно поняли. После таких слов всем стало очевидно, что либо человек идиот, либо он очень хитрый, умный и пытается использовать служебное положение для прикрытия «своих». 
 
Гусмана снимают, а пост муфтия занимает Илдус Файзов, его первый заместитель. Он видел ситуацию, понимал ваххабитскую проблему, стал принимать меры. Понятное дело, все всегда начинается с ротации кадров. Стали снимать имамов, которых поставил Исхаков, чтобы сократить их аудиторию: одно дело, когда у ваххабита дома пять человек собралось, и совсем другое, когда каждую пятницу на намаз в мечеть приходит по полторы тысячи верующих, чтобы его послушать. Убрали мухтасибов в Тюлячинском районе, в Буинском, в Альметьевском, поменяли директора Нижнекамского медресе. Естественно, это все сопровождалось (к вопросу о том, как светская власть участвует в делах духовных) вмешательством правительства, Файзова поддерживали те в политическом руководстве Татарстана, кто понимал опасность ваххабизма для населения.
 

— Как случилось, что из поддерживаемого властями муфтия Файзов превратился в человека, за которого, по вашим словам, приняли решение уйти в отставку?
— Споткнулся Файзов о ситуацию с казанской мечетью «Кул Шариф», во главе которой стоял Рамиль Юнусов, один из главных ваххабитских проповедников в Татарстане. С 2005 года, прямо с открытия, в главной мечети Татарстана велись ваххабитские проповеди. На открытии мечети Юнусов прочитал намаз на ваххабитский манер, был большой скандал. Файзов, когда стал муфтием, предложил довольно грамотную схему устранения Юнусова: взять на себя обязанности имама главной мечети, а Юнусова поставить своим замом на время. Но Юнусов  резонно посчитал, что это практически его отставка, и решил пойти ва-банк. Он собрал всех своих сторонников, со всего Татарстана к нему приехали полторы тысячи бородачей, они обещали выйти с протестом на улицы. Это было 6 апреля 2012 года, тогда по стране прокатилась волна белоленточных митингов, в Татарстане никто не хотел еще и религиозного протеста местных «бен-ладенов». Власти сказали Файзову: иди и извиняйся перед Юнусовым. И он был вынужден идти, хоть был и не согласен. Конечно, это выглядело как большое оскорбление и унижение.
 
Дальше происходит теракт, потом начинается кампания против раненного Файзова. То ли власть в начале была парализована и не ожидала такого, то ли она, наоборот, к этому готовилась и ждала, чтобы лишний раз застолбить падение авторитета Файзова. Не удивлюсь, если через год будут говорить, что Файзов сам во всем виноват. Ему, кстати, уже некоторые ставят в вину организацию убийства Якупова, а свое ранение он якобы подстроил, чтобы обеспечить алиби. Это, конечно, полный идиотизм. 

— Если ДУМ полностью подконтрольно светской власти, почему руководство республики не предпринимает никаких мер для сдерживания ваххабитов? Не видит опасности?


— Думаю, не видит. Более того, начинает испытывать симпатию к ваххабитам. С 2012 года внутри политического истеблишмента Татарстана начинает брать верх та группа, которую мы называем «ваххабитским лобби» или «ваххабитским холдингом». Происходит сращение ваххабитского духовенства с отдельными чиновниками и бизнес-структурами. Могу назвать даже конкретные имена: например, глава Высокогорского района Рустем Калимуллин. Вы спросите, как он к этому пришел?  Он ведь не является классическим в нашем понимании ваххабитом. Схема такова: какой-то ваххабитский имам становится его духовником. Калимуллин начинает приглашать его домой, тот читает у него Коран на семейных собраниях, дает имя его детям, присутствует на всех важных событиях семьи, становится своим, семейным имамом. 

 
Точно такая же схема работает в случае с Юнусовым — он духовник казанского мэра Ильсура Метшина, они сдружились еще в Нижнекамске, когда Метшин был главой города, а Юнусов городским мухтасибом. В 2005 году оба перебираются в Казань: один — в мечеть «Кул Шариф», другой — мэром столицы Татарстана. Это продуманная политика ваххабитов по внедрению в элиту. Происходить оно может по-разному. Например, глава Агрызского района совершил хадж и пожил месяц в Саудовской Аравии, его водили там по арабским шейхам, ему это льстило: он из сельского района, а с ним сидят арабы, о чем-то говорят, обстановка приятная. Он, конечно, проникся к ним. К счастью, его сняли вскоре.
 

— Получается, социальная база ваххабизма в Татарстане — политическая и экономическая элита? 

— Не только. Во-первых, это криминал. ОПГ трансформируется сейчас в ОПЭГ (организованные преступные экстремистские группировки), в сводках МВД они уже проходят под таким названиям. Вчерашние ОПГ-шники вернулись с зоны, где приняли ваххабизм, с новыми взглядами. Раньше они рэкетом занимались из чисто бандитских побуждений, а сейчас он приобрел религиозную окраску. Приходят они на рынок, видят там таджика или татарина, говорят ему: раз мусульманин, плати закят, обязательную милостыню по исламу. Если видят, что русский или армянин, пускай платит налог для неверных, джизью. Во-вторых — это молодежь из числа «гопников». Чуть-чуть повзрослев, они начинают попадать под влияние проповедников. Была такая молодежная организация «Сознание», они организовывали за городом мусульманские пикники, так вот, даже по манере говорить, фразеологии, стилю поведения, жестам было видно, что это бывшая гопота. И если раньше они показывали пальцами «козу» на блатной манер, то теперь знак таухида, единобожия, — поднятый указательный палец. Также нужно сказать, что ваххабиты попадаются среди мигрантов. У нас очень либеральное законодательство по борьбе с экстремизмом, в Узбекистане, например, за это дадут 12 лет, у нас — два года, и то за первый раз — условно, вот к нам и едут. Причем, условия существования в узбекской тюрьме значительно отличаются от условий существования в тюрьме российской. Ну, и как было сказано, исламисты работают с чиновниками и бизнес-структурой.


почему, например, многие дворяне уходили к большевикам, революционерам,  ведь они же должны были все при этой власти потерять?


— По оценке вашего центра, сколько в Татарстане ваххабитов?


—Я даю оценку три тысячи человек. Мне почему-то приписывают, будто я утверждаю что все эти три тысячи прячутся в лесах. Никогда я об этом не говорил и не писал. Из этих трех тысяч абсолютных радикалов, готовых взяться за оружие, человек 50-70. Остальные будут просто массовкой, назовем их «ваххабитствующие». Такие допускают построение халифата мирным путем. Они могут помогать  деньгами и связями, просто оказывать моральную поддержку, писать статьи, комментарии в социальных сетях, но за оружие они не возьмутся. Все-таки это требует определенной смелости, отчаянности и понимания последствий. И, естественно, никто никогда не сознается в том, что он — ваххабит, будут отрицать до последнего, мол, нет такого слова, мы просто мусульмане. Согласитесь, никто в здравом уме не будет называть себя террористом.
 

— Что привлекает этих людей, в частности, молодежь, в ваххабитской идеологии?

— Банальный радикализм, противостояние власти, идея идеального государства, общества справедливости. Почему, например, многие дворяне уходили к большевикам, революционерам,  ведь они же должны были все при этой власти потерять? Их тоже цепляла идея коммунизма как некоего справедливого общества. При этом как жить при коммунизме ни Маркс, ни Ленин не говорили. Когда исламистов спрашиваешь, как будет политически устроен халифат, что он будет собой представлять, будут ли там полиция, политические партии, как будет передаваться власть, то тоже, естественно, никто не дает четкого ответа. Плюс — очень легко критиковать социальную реальность, в которой мы находимся. Но важно понять: фундаменталисты — это не бедняки, среди ваххабитов бомжей нет, люди в их рядах состоятельные или из средних слоев. 


— Раис, давайте перейдем от религиозных проблем к этническим, в частности, к июльским нурлатским событиям. Официальная позиция силовиков: в нурлатском конфликте не было межэтнической составляющей. Как вы ее оцениваете?

— Я считаю, что нурлатский конфликт разгорелся из-за некой «борзоты» приезжих, которые не пытаются интегрироваться, хотят навязать свои ценности, свое мировоззрение, манеру поведения всему окружающему миру. И в данном случае местные жители ответили очень жестко.  Другое дело, я думал, виноватыми сделают только местных, но сейчас задержали и Фаниля Ахметова, так называемого «Федю». Скорее всего, конечно, все спустят на тормозах, и самое большее, что ждет Федю, — условный срок за хулиганство. Это не первый такой случай: у нас уже был конфликт в 2012 году в селе Шумково Рыбно-Слободского района (русская деревня, где поселилась большая таджикская община), потом — татарская деревня Курманаево, тоже недалеко от Нурлата, тоже с таджиками конфликт в мае 2013 года. Всего на сегодняшний день наш Центр насчитал 26 проблемных сельских поселений по республике, где так или иначе существует межнациональный конфликт.

 

«Нурлаты» повторятся у нас в ближайшее время не один раз. Попомните мое слово


— На каком основании вы относите тот или иной населенный пункт к проблемным? 

— Главный критерий — наличие мигрантов, не желающих интегрироваться и противостоящих местному населению. Причем, часто интегрироваться отказывается уже второе, родившееся на нашей земле, поколение приезжих. Яркий пример — сам Фаниль Ахметов.

 
Что значит — интегрироваться? Какие-то свои обычаи оставить в прошлом, отказаться от них и принять манеру поведения, мировоззренческие установки, ценности  местного населения, влиться в новое общество. Как правило, у мигрантов с  Кавказа и из Средней Азии этого не происходит. В городах начинают формироваться мигрантские районы. Невооруженным глазом мы видим, да и этнографами это подмечается, как близкие к центральному рынку Казани улицы Нариманова, Тукая, Московская превращаются в своего рода восточный квартал, мигрантское гетто.  В близких к ним школах начинает появляться этническая дедовщина, пока, правда, это не выливается в реальный конфликт, но все впереди. Вот, кстати, на Универсиаду снова приехало огромное количество строителей, и они не покинули город по окончанию строек, остались здесь, сейчас потихоньку семьи перевозят.
 

— Вы можете назвать хотя бы некоторые поселения из числа «опасных 26»? Они равномерно распределены по карте РТ?

— Пожалуйста: Ямашурма Высокогорского района, Малая Елга, Большая Елга (Рыбно-слободской район), Песчаные Ковали Лаишевского района, Шеланга Верхнеуслонского района, в районе Альметьевска — деревня Русский Акташ, в Заинском районе есть населенные пункты… В основном они сконцентрированы вокруг Казани, Альметьевска и Нурлата — крупных железнодорожных и просто коммуникационных центров. Как правило, это села: в городе дорогие квартиры, а в деревне можно купить большой дом подешевле, потом перевести туда семью. 
 

— На ваш взгляд, кто чаще бывает виноват в создании конфликтной ситуации — местное население, или все же приезжие?

— Как правило, в роли провокаторов и зачинщиков выступают приезжие. Но виноватыми делают всегда местных, коренных, их начинают обвинять в негостеприимстве, нетолерантности и т.д. Всегда присутствует и еще одна группа «невиноватых», которая оказывается втянута в конфликт: это тоже приезжие, те, что пытаются вести себя нормально, но на них падает тень более агрессивных земляков, и они волей-неволей вынуждены защищать и оправдывать своих. Самое опасное здесь — позиция властей, которые подчеркнуто не замечают  проблему. «Нурлаты» повторятся у нас в ближайшее время не один раз. Попомните мое слово.
 

— Есть ли какая-то разница в отношении местных жителей к внутренним мигрантам из кавказских республик и тем, кто приехал из Средней Азии, стран бывшего СССР? 
 

— Своим поведением одни от других, как правило, не отличаются. Во всей этой истории для меня остается загадкой, почему мы не слышим, например, о проблемах с китайскими мигрантами на Дальнем Востоке. Согласитесь — ни одной новости в духе «конфликт с китайцами», «драка с китайцами», «китайцы докопались до русской девушки».
 

— Можете ли предложить адекватный путь решения миграционного вопроса в России?

— Очень простой. На Манежной площади в 2010 году был один лозунг, под которым, по-моему, подпишутся все: «Закон един для всех». Если совершается преступление, надо наказывать сразу, не делая скидок, не прислушиваясь к мнению диаспор и т.д. Проблема в том, что сейчас мигранты проникают и в правоохранительные структуры, посмотрите, например, этнический состав Вахитовского ОВД в Казани, в Нурлате та же ситуация…


знаете, кто эту идею вообще впервые озвучил? Максим Марцинкевич, он же Тесак, создатель движения «Оккупай-педофиляй» — русский фашист


— Есть официальная миграционная политика: дотации Кавказу и упрощенный въезд в Россию лицам из бывших советских республик. Есть альтернативное мнение, в частности Алексей Навальный предлагает «перестать кормить Кавказ» и ужесточить визовый режим. Что по-вашему эффективнее?


— Нельзя однозначно сказать. Правительство берет на вооружение лозунги оппозиции. Реакция на Манежную площадь в 2010 году была резко негативной, а сейчас власти переняли ту же антимигрантскую риторику. О проблеме мигрантов уже открыто говорят чиновники с высоких трибун. И их заявления мало чем отличаются от слов, которые озвучивают оппозиционеры. Могу сказать точно: почти никто из высокопоставленных лиц не заикался о проблеме мигрантов 2-3 года назад. Возможно, к визам вернутся, хоть это и затруднит создание Таможенного союза. 

— Что скажете по поводу недавней инициативы ФМС — вводить на всей территории России лагеря для мигрантов?


— Во-первых, знаете, кто эту идею вообще впервые озвучил? Максим Марцинкевич, он же Тесак, создатель движения «Оккупай-педофиляй» — русский фашист, который не скрывает своих взглядов. Он, правда, предпочитает себя называть национал-социалистом, что не сильно отличается от слова «фашист». И сейчас, как это ни странно, власти, хотя сами они никогда не признаются в этом, взяли на вооружение идею Максима Марцинкевича. Проблема заключается в том, что в этих лагерях в Москве оказались самые безобидные мигранты — вьетнамцы, а не те, кто представляет конфликтную опасность. Система лагерей не будет распространяться и на внутренних мигрантов с Кавказа, наших граждан, которые зачастую даже более агрессивны, чем иностранцы. Лагеря — это лишь попытка найти хоть какое-нибудь решение, вызвать резонанс, посмотреть на реакцию общества. А общество раскололось: большинство одобряет такое действие, хотя понимает, что это не очень хорошо. Возмущается в основном либеральная общественность, они и на своего кумира Навального каркают обычно по этой причине — из-за того, что его высказывания выглядят слишком расистски. Может быть, ситуация как-то и улучшится, но лишь на время.


объективный факт: моноэтничность правящей элиты


— Вернемся в Татарстан. О республике в России часто говорят как об образце толерантности, мирного сожительства национальностей, принято считать, что русские и татары живут исключительно дружно. Но очевидно существование бытового шовинизма: некоторые татарские парни говорят, что ни за что не женятся на русской девушке, а в русских республиках утверждают, что всю власть в Татарстане оккупировали татары и т.д. Возможны ли у нас столкновения русских и татар?


— Вопрос, как правило, дальше ругани в интернетах не идет. Население в массе своей такие идеи не поддерживает. Есть, конечно, объективный факт: моноэтничность правящей элиты. Простейшее доказательство — на 17 министров в правительстве Татарстана всего один русский (министр экологии). А если брать самую верхушку — премьер-министра, президента, главу парламента — это татары. Также для русских здесь существует этнолингвистическая проблема — преподавание татарского языка в школе, его большой объем в ущерб русскому. Межнациональные браки в республике существуют как данность, как реальность, что далеко ходить — у председателя Общества русской культуры Татарстана жена татарка, и таких примеров масса. Не нужно серьезно воспринимать эти идеи, хотя проблема действительно существует. На мой взгляд, важно соблюдать паритет во власти и предоставлять карьерные возможности русским. Сейчас, к сожалению, наметилась тенденция оттока русского населения: переезжают, конечно, и татары, но только из карьерных соображений, а в случае с русскими присутствует национальная причина.

 
Комментарии Добавить
  • АнонимПолностью согласен с автором!!
  • РаисШо таки Раец затеял?!
  • ИльнурПостоянно читаю статью Раиса и интервью с ним. Очень адекватно все излагает. в АП РТ могли бы хоть прислушаться к нему
  • ХабирОчень грамотно излагает ситуацию Раис Сулейманов. Но власти видимо глаза застило от денег, удовольствий и пр. А ожиревшее брюхо не может мыслить умно. Власть пока очнется, боюсь не было бы поздно. Ваххабистско - арабскую заразу надо выжечь с корнем, беспощадно.
  • ИльсурТерентьев и Камалтынов в Казанском Кремле, проснитесь! Хватит покрывать ваххабитов! И этому салаге муфтию объясните тоже самое!
  • барон Унгерн фон ШтернбергРаис-молодец!
  • МаксимКак нашей стране не хватает таких Сулеймановых....
    Ведь сколько аналитиков? Преподавателей? Журналистов.... И все молчат!
    Раис - молодец!
  • ВасяЭтот Раис так все пишет словно сам эти идеи разрабатывал! Идиотизм, только грязью всех поливает! Зарабатывает денежки на скандальных материалах!
  • ВВПБред!
  • Георгийв комментарии набежали ваххабитозащитники. сразу их видно.
  • Саша длинныйМуфтий то узбек, на што ему татары.
  • СерыйБраво Саша. Правильно, мать казах отец узбек и приближенные тоже из узбекистана. Крышка татарстанскому муфтияту.
  • Айдар АхмадиевКто бы не находился на посту муфтия, какая бы обстановка не складывалась в "Республике", Сулеймайнов всегда будет с пеной у рта возвещать о приходе Антихриста и конце времен. Такая уж у него профессия - бред нести.
  • Моше КоэнЕсли в России слишком сильно будет вонять от вахов и хизбутов, то есть хороший израильский опыт анального наказания для них. И мы всегда в этом всегда поможем дорогим россиянам.
  • СтаниславОстались ещё грамотные люди. Раис - молодец, с удовольствием прочитал и подписываюсь под каждым его словом!
  • РобертЧто Сулейманов такой не довольный? Новым муфтиятом не можешь общий язык найти, а тот говорят в Турцию удрал. Интересно а почему татарстанцы не поддержали его или ты один такой умный?
  • Не имеет значения, кто яТакая интересная логика. Средне азиаты, кавказцы не хотят интегрироваться, это плохо. Русские не хотят интегрироваться с коренными народами России на их исконных территориях, это хорошо и правильно. Раис ставленник Москвы и проводник русской политики на местах по принципу: "Всё для русских, всё во имя русских, а остальные должны интегрироваться в русских". Только, зачем нам интегрироваться в русских, у России никогда не было и не будет светлого будущего ни в культурном, ни в экономическом, ни в политическом, а теперь и в демографическом вопросах. Мы должны вместе с русскими деградировать и вымирать?
Добавление комментария
Топ комментаторов Все комментаторы
galdrrozmamars
На сайте с 23 января 2013
Всего комментариев - 31
nn2549-livejournal-com
На сайте с 28 февраля 2013
Всего комментариев - 12
Лексеич
На сайте с 23 октября 2013
Всего комментариев - 8
Авторизациязакрыть
Забыли пароль?
закрыть Добавление новости или мнения
Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для добавления.

Заголовок

Ваше имя

Email

Телефон

Текст Вставить код видео Вставить картинку Указать источник
закрыть Обратная связь Тема сообщения

Ваше имя

Email

Телефон

Сообщение